Социальный бизнес: как в Россию пришел тренд на импакт-инвестирование

Это интересно

Инвестиции для доходности и изменения мира

Термин «ударные инвестиции» был введен в обращение в 2007 году американской благотворительной организацией The Rockefeller Foundation. Impact Investors инвестируют в социальное предпринимательство: такая компания занимается социальными и глобальными проблемами. Например, переработка одежды для улучшения окружающей среды или продажа товаров, сделанных людьми с ограниченными возможностями и пожилыми людьми.

Несмотря на благотворительные цели, импакт-проекты кардинально отличаются от деятельности некоммерческих организаций. Действительно, НПО также решают социальные проблемы, такие как образование, сокращение бедности или поддержка уязвимых групп людей. Социальные предприятия тоже часто рождаются на базе ONLUS и благотворительных фондов, но они обеспечивают свою работу без постоянного внешнего финансирования и даже приносят прибыль.

Модель Фонда Рокфеллера помогла найти новые ресурсы для инвесторов, ускорив достижение Целей устойчивого развития Организации Объединенных Наций, видения зеленого и ответственного экономического роста.

Импакт-инвестирование (или социальные инвестиции) бывает государственным и частным. Инвестиции, влияющие на общественную жизнь, чаще

представляет собой покупку на рынке социальных облигаций – долговых ценных бумаг. Инвестор ссужает социальному предприятию деньги под проценты, и предприятие отчитывается о своей социальной деятельности и возвращает инвесторам доход по облигациям. Но в России социальные предприниматели чаще прибегают к частным инвестициям: они договариваются с инвесторами или вкладывают собственные деньги.

Такие вложения действительно выгодны. Согласно отчету Global Impact Investment Network (GIIN) за 2020 год, две трети социальных инвесторов зависят от рыночной доходности. Например, американский импакт-инвестиционный фонд Calvert Impact Capital предлагает инвесторам доходность до 2,5% годовых при сроке инвестирования 10 лет – это более выгодно, чем размещение в государственные облигации. Такие инвестиции помогают развитию доступного жилья, образования и экологических инициатив по всему миру.

именно сочетание относительно высокой прибыльности и положительного влияния на окружающий мир привлекает влиятельных инвесторов. Под влиянием Фонда Рокфеллера к импакт-инвестированию приступили гиганты рынка: Goldman Sachs, JPMorgan, Morgan Stanley и Merrill. Они предлагают частным инвесторам возможность инвестировать в социальные проекты, и эта идея становится популярной.

+ 42,4% до 715 миллиардов долларов – глобальный рост рынка инвестиций в 2020 году

Социальный бизнес в России

В России импакт-инвестирование также называют социально трансформирующим. В нашей стране работают десятки импакт-проектов и различных объединений предпринимателей и инвесторов, таких как Impact Investing Club. Исполнительный директор ЛУКОЙЛа Вагит Алекперов основал фонд «Наше будущее», который занимается развитием регионального социального предпринимательства. Роман Абрамович все больше инвестирует в сферу воздействия в сфере культуры и искусства, например через Фонд поддержки российского кино «Киноприм». Частные инвесторы готовы вкладывать до 50% своего бюджета в фильмы молодых режиссеров, если их прокат обещает коммерческий успех. Основатель платежного сервиса Qiwi Сергей Солонин инвестирует в онлайн-образование, а бизнесмен Рубен Варданян основал проект помощи НПО Philanthropy Infrastructure (PHILIN), который также работает с социальными предпринимателями.

Государство тоже постепенно начинает обращать внимание на этот сектор: госорган ВЭБ.РФ помогает социальным предпринимателям кредитами. Даже законодательная база России начинает адаптироваться к прогрессу социальных проектов: здесь есть статья «Поддержка малых и средних предприятий, работающих в сфере социального предпринимательства.

С 2014 года в Москве работает Impact Hub – филиал глобальной сети инкубаторов социальных проектов. Impact Hub обучает социальных предпринимателей ведению бизнеса, помогает социальным стартапам расти и находить инвестиции. Например, среди членов сообщества инкубатора есть музей «В тишине», в котором работают люди с нарушениями слуха, служба помощи бездомным животным Teddy Food и рынок товаров социального бизнеса BuySocial.

Социальный бизнес: как тренд импакт-инвестирования пришел в Россию

Михаил Миронов, Brainify

«Россия сейчас находится на ранней стадии развития импакт-инвестирования. Сам термин только начинает использоваться, и под ним они означают совершенно разные вещи. Например, Фонд «Наше будущее» и Impact Investing Club в сфере импакт-инвестиций – это беспроцентная ссуда для социального предпринимателя, ВЭБ.РФ скажет, что это облигации социального воздействия, Ассоциация импакт-инвесторов – что это является инвестицией в любой проект, который имеет социальное или экологическое воздействие и т д».

При определении термина Impact Hub придерживается классификации Европейской ассоциации венчурной благотворительности (EVPA). В этой классификации импакт-инвестирование можно рассматривать как инвестиции даже в те компании, которые никогда не станут прибыльными. По словам Михаила Миронова, пока не ясно, что именно будет называться Impact Investing в России. Чтобы модели прижились, должно быть намного больше проектов и соглашений.

Читайте также:  Елена Базу: «Не откладывайте день, когда вы начнете инвестировать, — каждый год вы теряете $50 000»

«Период пандемии показал общую уязвимость и побудил людей решить помогать друг другу. COVID-19 не сделал взаимопомощь обычной практикой, но, безусловно, привел в зону воздействия новых людей. Данные показывают, что пандемия не остановила социальных предпринимателей, и им удается выжить даже лучше, чем классический бизнес: многие не только продолжили работать, но и выросли.

Почему на нашем рынке по-прежнему мало сделок? Во-первых, импакт-проекты не портятся вниманием и полагаются на собственные силы. То есть сами проекты не ищут встреч с инвесторами. Вторая причина более конкретна. Многие учредители происходят из сферы НКО. Они хорошо понимают, как решить ту или иную проблему, но им бывает сложно построить бизнес. А инвестору важно вкладывать деньги в стабильные и растущие компании».

Социальный бизнес: как тренд импакт-инвестирования пришел в Россию

В России уже есть высокоэффективные проекты. Фонд «Второе дыхание» и его CharityShop сталкиваются с проблемой сознательного потребления. Магазин принимает старую одежду для продажи, переработки или передачи малоимущим. Это приносит прибыль и позволяет нанимать людей, оказавшихся в сложной жизненной ситуации. В рамках проекта Everland люди с ограниченными возможностями работают на обычных предприятиях, а Pure Sense обучает слепых и слепых парфюмерии и производит ароматы.

Impact Hub регулярно организует курсы для социальных предпринимателей и отбирает потенциально прибыльные проекты. «Шесть из десяти реализованных нами проектов, я легко могу представить их на глазах у инвесторов», – говорит Миронов.

400 млн рублей: много инвестиций РФПИ привлекла компания «Моторика», которая производит протезы и помогает нуждающимся в их покупке.

Почему рынок социального предпринимательства в России — это голубой океан

Находящийся в зачаточном состоянии рынок социального предпринимательства и импакт-инвестирования в России – это возможность для предпринимателей и инвесторов добиться успеха. Импакт-рынок в России считается голубым океаном: новой неиспользованной отраслью, в которой нет конкуренции.

Социальный бизнес: как тренд импакт-инвестирования пришел в Россию

подкастателеграм-канала

«Импакт-рынок в России, как и социальное предпринимательство, только зарождается. Почему инвесторы не вкладываются в импакт-проекты? Во-первых, сами проекты должны научиться зарабатывать и финансировать свою деятельность для систематического решения социальных проблем. Во-вторых, продукт воздействия должен быть масштабируемым. Наконец, существует множество мифов о социальной сфере, отталкивающих не только простых людей, но и инвесторов. Некоторые проблемы даже не осознаются на государственном уровне – а это, предположительно, означает, что решения действительно не нужны.

Рынок Impact – это голубой океан, где нет конкурентов. Любую идею можно превратить в интересный продукт, если глаза горят. Экология, образование, права женщин, бездомные животные находятся на переднем плане, но это не значит, что нет необходимости переносить другие проекты воздействия. Пионеры нужны везде.

Что делать с идеей импакт-проекта? Я не хочу рекламировать что-то конкретное, потому что курс нужно подбирать индивидуально. Но каждый хороший основатель должен иметь базовое представление обо всех процессах в своей компании, от разработки веб-сайтов до финансов и общей стратегии. Учитывайте опыт других игроков и мнение аудитории, для которой вы создаете продукт. Кроме того, вам нужно следить за тенденциями и быть открытым – никогда не знаешь, где создать стратегическое партнерство. Посещайте конференции, развивайте свою сеть и постоянно учитесь».

Действительно, потенциальных инвесторов интересуют масштабируемые проекты – на уровне города, региона, страны и даже всего мира.

Среди успешных игроков в голубом океане Impact Валерия Денисова выделяется Barking Store – магазином товаров, который направляет часть прибыли на поддержку приютов для животных по всей России. Этот магазин отвечает всем требованиям современного бизнеса – качественная продукция с ярким дизайном, продуманная стратегия позиционирования и продвижения, клиентоориентированность.

Сообщество покупателей было создано вокруг бренда Barking Store, с которым он общается с помощью качественного контента, например, через канал Telegram для животных. В магазине рассказывают о привязанных животных и демонстрируют покупателям, что за модной одеждой скрывается отличная идея.

Социальный бизнес: как тренд импакт-инвестирования пришел в Россию

Импакт-предпринимательство — это не благотворительность

В России существует стереотип, что влияние на предпринимательство может иметь место только в виде грантов. Однако не следует путать его с благотворительностью.

Социальный бизнес: как тренд импакт-инвестирования пришел в Россию

«Мы с моим деловым партнером Татьяной уже пять лет работаем в сфере разработки продуктов и услуг для пожилых людей: мы просто влиятельные предприниматели. В России социальное предпринимательство не так популярно, как в других сферах. Мне кажется, что главная причина в том, что ее путают с благотворительностью: это судьба фанатиков и подвижников. В деловых кругах социальных предпринимателей считают эксцентричными. Однако сами [социальные предприниматели] поддерживают этот имидж и часто отдаляются, отдавая предпочтение своему кругу.

Читайте также:  Ольга Меликьян: «Мы потеряли лидера моды. Нет человека, за которым пойдут все»

Существует стереотип, что влияние на предпринимательство – это своего рода история о грантах. Серьезные инвесторы в такие стартапы не вкладываются, потому что основатели не умеют мыслить бизнес-метриками. Социальных проектов, показавших эффективность, мало, в мире финансов даже проекты со словом «влияние» не имеют социальных скидок. Стартап должен быть конкурентоспособным и прибыльным. Бизнес, особенно в России, очень прагматичный. Но у любого социального проекта есть маркетинговое преимущество. Решение о покупке принимают люди, а способность создавать добавленную стоимость и чувство принадлежности к чему-то важному и полезному предлагает множество возможностей для органического и вирусного роста, когда другим придется платить в рублях.

Первое, что нужно сделать для увеличения количества таких проектов – это продвижение социального предпринимательства в деловых и инвестиционных кругах. Покажите зарубежные истории успеха: как они соотносят решение проблемы и как работают.

важно, чтобы социальные предприниматели сами улучшали свое обучение в области финансового моделирования, маркетинга, продаж и формального общения с инвестором. Вам нужно мыслить более глобально, научиться говорить о себе и упаковывать свои идеи в отличные презентации. И, конечно же, постоянно работать над расширением сети, участвовать в конкурсах и акселераторах.

Как сделать проект привлекательным для инвестора? Начните со спецификаций – сделайте резервную копию каждого утверждения числами. Расскажите, в чем идея продукта, почему он лучше конкурентов, каковы перспективы роста, как вы будете зарабатывать. Важно показать, что бизнес-модель сближается или наблюдается экспоненциальный рост пользователей. Это минимум, необходимый для начала разговора с инвестором.

Еще совет: сделайте ударную часть емкой и эмоциональной. Вкладывайтесь в дизайн, визуализацию презентаций. Это создаст атмосферу правильной истории и вклада в добро, которой инвестор по-человечески захочет поделиться с вами. То же самое и с устной речью. Он должен уместиться за три минуты. Многие основатели начинают разговор издалека, теряясь в незначительных аспектах с точки зрения деталей бизнеса. И им стыдно говорить о деньгах, считая это изменой социальной миссии».

82% – количество опрошенных социальных предпринимателей, идентифицировавших себя как микропредприятия, по данным исследования Impact Hub и Высшей школы менеджмента Санкт-Петербургского государственного университета

Исследования выявляют только проблему: только 41% опрошенных предпринимателей определяют свои социальные проекты как полностью коммерческие, еще 41% существуют частично за счет пожертвований и грантов. Средний возраст российских импакт-проектов составляет 5-6 лет, по большей части они представляют собой гибрид НПО и малого бизнеса и нуждаются в развитии предпринимательских навыков.

Но инвесторы не принимают во внимание социальность: стартап должен быть конкурентоспособным и приносить прибыль. «Я не занимаюсь благотворительностью. Говорят, не надо давать человеку рыбу, нужно давать ему удочку. Я готов предоставить лучшую удочку, а также научу вас ловить рыбу », – говорит Рубен Варданян, один из самых известных импакт-инвесторов в России.

Однако маркетинговое преимущество импакт-проектов часто упускается из виду: люди в России готовы покупать товары и услуги из чувства принадлежности к важным и полезным идеям. Это открывает множество возможностей для роста узнаваемости бренда как органического, так и вирусного характера. У приложения loneliness действительно есть случай такого успешного продвижения. Команде проекта удалось с минимальным бюджетом продвинуть красивую социальную идею в крупных СМИ и создать эффективный маркетинг.

Но формирование чувства принадлежности как к потребителям, так и к потенциальным инвесторам также должно работать. Многим российским перспективным социальным предпринимателям не хватает емкого и эмоционального сообщения, дизайна и позиционирования.

Екатерина называет службы подбора психотерапевтов Alter и YouTalk успешными примерами импакт-проектов в России: «Ребятам удалось справиться с пандемией и использовать этот период для развития бизнеса. В то же время услуги имеют инвестиционную привлекательность и действительно оказывают «влияние“».

Социальный бизнес: как тренд импакт-инвестирования пришел в Россию

Почему российский социальный бизнес отстает от западного

В то время как инфраструктура для социально ответственного инвестирования на Западе начала развиваться в 2007 году, такие проекты, как Impact Hub, появились в России спустя 7-10 лет. Есть и другие причины отставания российского импакт-рынка от западного.

Читайте также:  Fitness+ и Apple Watch 7: личные тренеры, подкасты и вызов экстренной службы

1. В Европе и США на импакт-рынке уже есть законодательная база, которая защищает инвесторов и дает предпочтения социальным предпринимателям. Например, в ЕС существуют правила финансовой и операционной отчетности, которые позволяют инвесторам правильно прогнозировать доходность и риски. И эти стандарты продолжают улучшаться.

В России правовая структура только начинает формироваться: с 2019 года в законах появилось понятие социального предпринимательства, но порядок его финансирования еще не определен. Минфин и ВЭБ.РФ разработали порядок размещения на бирже облигаций социального воздействия по западному образцу. Но пока такие облигации выпускаются только крупными компаниями, а малые проекты не имеют доступа к бирже. Например, МТС выпускает социальные облигации: деньги пойдут на подключение к Интернету школ, больниц и других социальных объектов.

2. На Западе социальные предприниматели уже сплотились в сообщества и помогают друг другу в развитии и инвестиционных исследованиях. В России этот процесс происходит прямо сейчас. Такие организации, как Impact Hub Moscow, Impact Investors Association и Impact Investing Club, создают сообщества предпринимателей и инвесторов и стремятся расширить рынок воздействия.

согласно отчету Deloitte 2020, 57% приходится на молодых россиян, позитивно относящихся к социально ответственным компаниям. В 2019 году их было всего 45%.

3. И на Западе, и в России представители молодого поколения, в том числе миллениалы и поколение Z, стали активными инвесторами и потребителями продуктов и услуг социальных предпринимателей. В России таких людей меньше демографически и их доходы ниже чем у их западных коллег. Но их положительное отношение к ценностям социальных и экологических изменений растет.

4. В Европе и США частные инвесторы и крупные инвестиционные фонды играют ведущую роль в импакт-инвестировании. Инвесторы понимают важность социального предпринимательства и меняют инвестиционный рынок, требуя большего, чем просто доходность акций.

В России помощь и поддержка импакт-проектов пока в основном осуществляется государством или крупными компаниями на момент их подачи. Несмотря на рост в последние годы, частных доноров и инвесторов в социальные проекты в России стало еще меньше. Например, объем благотворительных расходов россиян вдвое ниже, чем в Европе.

Социальный бизнес: как тренд импакт-инвестирования пришел в Россию

Социальные инвестиции и социальное предпринимательство – общемировой тренд. Обычные коммерческие проекты и крупные корпорации также делают социальную ответственность важной частью своих брендов. Например, Lego, один из мировых лидеров в области корпоративной социальной ответственности, привержен экологическим проектам, инклюзивности, развитию общества и защите прав детей. Благодаря этому, по мнению экспертов Reptrak, Lego имеет самую высокую репутацию среди компаний мира, что напрямую влияет на продажи.

Российские инвесторы также хотят вкладывать средства в социальные проекты, чтобы повысить свою репутацию, но пока реально сделать это только с благотворительными организациями и стартапами из других сфер, где влияние играет второстепенную роль. В то же время развивается инфраструктура воздействия. Startech.vc, Impact Hub и другие инкубаторы работают над созданием зрелых импакт-стартапов в России, которых пока немного.

Социальным стартапам также удалось успешно интегрироваться в новую реальность: во время пандемии они чувствовали себя более устойчивыми, чем обычно.

Чек-лист от венчурного инвестора, сооснователя стартап-акселератора Startech.vc Владислава Здоренко о том, как сделать успешный импакт-проект:

  1. Не бойтесь быть осужденными за зарабатывание денег на социальных вопросах. Получать деньги за любую работу – это нормально, особенно если вы предлагаете ценность. К сожалению, массовая аудитория еще недостаточно образована и критикует любую деятельность, которая рассматривается в социальной сфере.
  2. Будьте активным игроком на ударном рынке. В России он только зарождается, а это значит, что вы можете остаться у истоков. Обучение экосистеме позволит вам легче и быстрее лоббировать интересы, привлекать больше клиентов, партнеров и будущих сотрудников.
  3. Подавать заявки в НКО, получать гранты. Такой случай может привести ваш продукт к крупным клиентам и инвесторам.
  4. Сотрудничайте с другими социальными предпринимателями.
  5. Проведите исследование рынка.

behipo.com

Кристина Карсова
Главный редактор , enter-life.site
Уже более 20 лет вращаюсь в теме модельного бизнеса. Занимаюсь созданием образов для моделей. Девчонки просят делиться своими идеями в интернете. Теперь вы тоже все мои идеи можете увидеть и примерить на себя.

Оцените статью
Enter-life.site
Добавить комментарий