О перфекционизме

Психология

О перфекционизме

Стремление к идеальности – перфекционизм in other words – еще одна такая ловушка, в которую очень часто попадают люди, выросшие в ситуации насилия. И, как ни странно, оно тоже – как и сидение в углу – обеспечивает им безопасность и состояние комфорта.

Самые яркие проявления – это внешность и владение языком.

Внешность – это классическая inner drama всех либо сидящих на диете, чтобы похудеть, либо убивающихся в спортзале, чтобы обзавестись красивой фигурой.

Лучше всего ее сформулировала одна моя бывшая коллега – “Когда я похудею, я стану счастливой” (с). Не в том смысле, что она будет счастлива, что добилась своего, а в том, что у нее жизнь сразу резко изменится к лучшему и все станет просто прекрасно. Хотя как связаны идеальная фигура и карьера/личная жизнь/etc – черт его знает. Но, пока идеальной фигуры нет, счастья тоже не будет. А в качестве аргументов начинают приводить все – от собственного отражения в зеркале до “мне в таком весе будет комфортнее” (с). Ну, человеческий мозг умеет придумывать рациональные оправдания, чтобы завуалировать ими истинные причины поступков или истинную мотивацию того или иного поведения человека.

Суть там, в общем-то, совсем в другом.

И ярче всего она проявляется, когда доходит до изучения иностранного языка. Неважно – какого. Важно – чтобы не было акцента. Надо убиться, но добиться того, чтобы не будучи native speaker, “звучать” как этот самый native speaker. На вполне логичный вопрос “Зачем?” ответы выдают такие, что – к психологу на длительную терапию.

Это вообще ненормально и нездорово – ставить себе в качестве цели, она же – “недостижимый идеал”, то, что изначально не соответствует имеющимся исходным данным. Потому что цена достижения этого идеала – отказ от самого себя, от своей уникальности как личности в пользу безликости. Да, той самой, что позволяет растворится в толпе и стать незаметным. Самый парадокс – погоня за идеальной фигурой или нужным акцентом в произношении самим человеком воспринимается как способ выделится, мол, сразу замечать будут, а на практике превращает его в одного из многих. Таких масса, а среди большого количества одинаковых людей сложно выделится тем же, что все они умеют или имеют. Зато это безопасно и comfort zone.

Стремление к blending in – одна из базовых установок инстинкта самосохранения. Если меня не видно в траве, то меня не сожрут. И чем сильнее это доминирует в поведении человека, у которого нет естественных врагов среди хищников и на которого никто не охотится on a daily basis, тем выше вероятность того, что его били – скорее всего психологически – прежде всего в семье, то есть родители, а потом уже в малых группах, то есть в школе and so on. И били за непохожесть, силой вбивая конформность и выбивая уникальность и нестандартность.

Читайте также:  Тайны вашего подсознания. Необычный психологический тест

В случае с внешностью, by the way, часто имеет место быть so-called “обратная сублимация”. Когда человек ненавидит определенные части своего тела – те же “толстые ляжки” или “недостаточно широкие плечи” – и тратит огромное количество времени и сил на то, чтобы от них избавится. То есть как бы положительный процесс идет. А в реальности – на части тела вымещается ненависть/гнев/раздражение/что там еще, вызываемые кем-то в его жизни, кого нельзя ненавидеть, потому что мама/папа/кто там еще. Нельзя проживать это так, то проживем по-другому, гоняясь за идеальным телом. Причем, всю жизнь. Зато какое-то действие/движение, да. Пар выпускается. По кругу, non-stop.

В случае с языком это чистой воды самоцензура. На родном языке ребенок уже к школе умеет не говорить лишнего, то есть не выражать свое мнение и не употреблять каких-то слов, дабы не вызвать гнев родителей. Школа это только закрепляет и aggravates. А потом начинается либо “языковой барьер” aka “все понимаю, ничего сказать не могу” (с), либо полировка произношения до уровня native speaker. Которую можно “перевести” так – “мне надо звучат в унисон с моими authority figures, звучать как я – небезопасно, меня за это будут бить”. У таких людей даже голос и мимика меняется, когда они переходят на другой язык. И очень видно – сколько труда вложено в то, чтобы быть кем угодно, но только не собой. Что печально, на самом деле.

Ко всему этому всегда прилагается твердая убежденность, что окружающим реально очень важно, чтобы у другого человека была модельная внешность без единого изъяна и не менее идеальный язык. Что тоже воспитывается родителями. Без учета того, что в мире огромное количество людей, которые плевать на все это хотели. Которые больше ценят личность и ее original quirks.

Читайте также:  Как долго мужчина может без "Сладкого"?

И получается, что человек верит, что он будет счастлив, когда избавится от самого себя, что тогда и мир перестанет быть к нему жесток. Потому что не останется ни единого повода его ударить – напрямик или исподтишка. Ну, да, зачем бить манекен, ничем не отличающийся от сотни таких же? Так что как “маскировка” перфекционизм работает прекрасно. А вот как способ жить – нет. Манекены не живут, они стоят на витринах в таких позах, в каких их поставили. У них нет ни собственного мнения, ни background, ни quirks, ничего, что могло бы привлечь внимание, зацепить взгляд и заставить задержаться, рассмотреть как следует и, может быть, завязать разговор.

Для кого-то это, впрочем, действительно счастье. Нет внимания – нет боли. Но есть видимость жизни – постоянное самосовершенствование. Перфекционизм же никогда не заканчивается, в этом его отличительная особенность. Это отличный такой способ никогда ничего не доводить до конца, не получать желаемого и не жить. Но всегда бегать по кругу как борзая за механическим зайцем, не видя того, что происходит вокруг и не участвуя в общем потоке жизни.

Источник

Оцените статью
Enter-life.site
Добавить комментарий